Свой «костер» дешевле

В России скоро начнется активная фаза реформы рынка тепла: вместо регулирования тарифов на местном уровне будет установлен предельный уровень цены для потребителей. Это позволит установить экономически обоснованные тарифы, привлечь в отрасль инвестиции и сократить период отключения горячей воды летом до двух-трех дней.

Об этом в интервью «Российской газете» рассказал заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко. По его словам, сегодня каждый пятый потребитель переплачивает за услуги теплоснабжающей организации.

Если построить «альтернативную котельную» и «питаться» от нее дешевле, чем от централизованной системы теплоснабжения, значит, тариф завышен и его заморозят. Там, где действующий тариф, наоборот, ниже цены «альтернативной котельной», его будут плавно поднимать под надзором контрольных органов.

Законопроект минэнерго не только защитит потребителей от завышенных тарифов, но и обеспечит долгосрочную надежность системы теплоснабжения, а также модернизацию по технологическим стандартам. За развитие системы тепла и качество поставляемых услуг будет отвечать единая теплоснабжающая организация (ЕТО), а вместе с либерализацией цен усилятся функции антимонопольной службы.

Законопроект уже рассмотрел и поддержал Комитет Госдумы по энергетике, а 16 декабря нижняя палата парламента приняла документ в первом чтении. В течение 30 дней документ доработают, в том числе в части социальной защиты.

Вячеслав Михайлович, какие предпосылки были к проведению этой реформы?

Вячеслав Кравченко: Текущая система регулирования тарифов, построенная на покрытии необходимых затрат производителей, привела к дискриминации эффективных теплоэлектростанций, некогда признанных одним из главных достижений советской энергетики, в пользу локальных котельных с более дорогой выработкой тепла.

В итоге фактически появилось двойное перекрестное субсидирование. Затраты электростанции на выработку тепла начали перекладываться на промышленных потребителей, поскольку для населения нельзя еще больше поднять тариф. То, что не покрывалось этим ростом, перекладывалось на электрику. Получается двойная нагрузка на промышленность в части роста тарифов.

Эта ситуация поставила промышленные предприятия перед выбором: либо строить собственную котельную, что в большинстве случаев дешевле, либо продолжать платить по завышенному тарифу. И многие выбрали первый вариант.

Как следствие, число маленьких котельных, сжигающих природный газ, с 2000 года выросло в полтора раза, число коммунальных котельных — на 20 процентов. Ежегодный пережог топлива составляет около 37 миллионов тонн условного топлива, по нашим данным, это около ста миллиардов рублей в год.

Среднегодовые инвестиции в отрасль достигают 90 миллиардов рублей, а рынку нужно минимум 2,5 триллиона

Сейчас эти средства заложены в тарифы на тепло и электроэнергию. Фактически ресурсы расходуются впустую.

Кроме того, из-за нерационального подхода к теплоснабжению аварийность в теплосетях в отопительный период за последние пять лет выросла на 45 процентов, общие потери тепла в России в три раза выше, чем в сопоставимых по климатическим условиям странах, например в Финляндии.

И все это в условиях, когда на тепло приходится в среднем половина платежки населения за коммунальные услуги.

Что изменится с реформой рынка тепловой энергии?

Вячеслав Кравченко: Одно из ключевых изменений — появление единого центра ответственности за развитие систем теплоснабжения и качество услуги для каждого потребителя — единой теплоснабжающей организации (ЕТО). Она сможет заключать договоры на поставку тепла с наиболее эффективными источниками по свободной цене, при этом потребителя защитят от завышенных цен.

Так, на несколько лет вперед будет установлен «потолок» в виде цены «альтернативной котельной». Принцип этого тарифа прост: ниже можно, выше нельзя.

40 регионов готовы частично или полностью поддержать законопроект Минэнерго и внедрить у себя новую модель рынка тепла

В регионах, где нынешняя цена на тепло выше цены «альтернативной котельной», изменения произойдут быстро: там текущая цена замораживается. Если же цена в регионе ниже, то, по нашим расчетам, рост будет на уровне инфляции плюс один-два процента.

При этом резкого повышения цен не ожидается: исходя из законопроекта, регион сможет установить переходный период на срок до десяти лет.

Не опасаетесь ли вы ситуации, что менее эффективные котельные начнут подавать иски в Федеральную антимонопольную службу к доминирующим на рынке ЕТО?

Вячеслав Кравченко: Теоретически это возможно, но мы полагаем, что подобного рода требования вряд ли будут удовлетворяться.

Предположим, есть два источника тепловой генерации, и на одном тариф 800 рублей, на втором — полторы тысячи. Логично, что загружать будут тот, что дешевле. Поэтому, с нашей точки зрения, решения необходимо принимать, исходя из экономической целесообразности.

Ликвидировать перекрестное субсидирование в этой ситуации реально?

Вячеслав Кравченко: Там, где действующий тариф уже выше цены «альтернативной котельной», перекрестного субсидирования как такового нет. Там, где тариф ниже цены «альтернативной котельной», понадобится время, чтобы довести ее до надлежащего уровня.

Кроме того, в каких-то регионах можно будет отменить так называемый режим вынужденной генерации по теплу (когда электростанция не нужна для выработки электрической мощности, но ее нельзя остановить, потому что от нее зависит теплоснабжение), и потребители будут платить меньше за электроэнергию.

Каков сейчас объем инвестиций в отрасль, и насколько он изменится с окончательным внедрением новой модели рынка?

Вячеслав Кравченко: Отрасли нужен колоссальный объем средств на модернизацию. По самым скромным оценкам, до 2025 года потребуется 2,5 триллиона рублей.

Для сравнения: в настоящее время среднегодовые объемы инвестиций в теплоэнергетику и центральное теплоснабжение составляют до 90 миллиардов рублей, и их объем продолжает сокращаться. Обеспечить финансирование и привлечение инвесторов смогут лишь прозрачные четкие долгосрочные правила работы, которые устанавливает законопроект.

Какова доля поселений, где сегодня тариф выше, чем цена «альтернативной котельной»?

Вячеслав Кравченко: На сегодняшний день пятая часть всех потребителей существенно переплачивает по сравнению с предварительно рассчитанной ценой «альтернативной котельной». Теоретически для них уже сейчас можно было бы заморозить или снизить тариф.

Реформа рынка тепла позволит сократить периоды отключения горячей воды летом всего до двух-трех дней

Совокупный коммунальный платеж изменится?

Вячеслав Кравченко: Мы предполагаем, что в результате всех мер совокупный платеж не претерпит существенных изменений.

Какие новые обязательства появятся у единой теплоснабжающей организации?

Вячеслав Кравченко: В каждом договоре с потребителем будут установлены параметры надежности и качества. В случае их неисполнения потребитель вправе взыскать штраф с поставщика тепла, размер которого компенсирует издержки на альтернативные способы отопления — например, с помощью приборов электрообогрева. Таким образом, в новой модели ЕТО «рублем» отвечает перед потребителем.

Штрафы будут существенно ужесточены за ненадлежащее качество поставляемых ресурсов и перерывы в подаче тепла сверх нормативов. Размер штрафов сейчас обсуждается. Кроме того, вводится контроль за исполнением инвестиционных программ.

Ежегодно в тепловых сетях проводят ремонт и гидравлические испытания, из-за чего отключают подачу горячей воды, в отдельных регионах сроком более чем на месяц. Можно ли с модернизацией теплосетей сократить этот срок и насколько?

Вячеслав Кравченко: В предлагаемой нами модели объем выручки у ЕТО будет зависеть только от того, сколько реально возьмет тепла потребитель на основании данных приборов учета. Следовательно, компании будут заинтересованы в том, чтобы существенно сократить время перерыва поставки тепла и горячей воды.

Мы считаем, что целевым ориентиром на ближайшую перспективу должно быть сокращение таких сроков до двух-трех дней.

Какие регионы уже дали согласие на то, чтобы попробовать внедрить у себя новую модель рынка тепла?

Вячеслав Кравченко: Об окончательном согласии регионов говорить еще рано, но в ходе обсуждения законопроекта пришли отзывы из 49 субъектов РФ, из которых 40 полностью или с замечаниями поддерживают новую модель рынка. Руководители Татарстана, Ханты-Мансийского автономного округа, Красноярского и Алтайского краев неоднократно заявляли, что их регионам интересна эта модель.

Закон должен заработать с 2018 года. Тогда же будут определены пилотные проекты по внедрению новой модели на первом этапе.

Источник: rg.ru

Материалы по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *