В регионах Центральной России развивают государственно-частное партнерство

Центральный федеральный округ стал лидером по реализации проектов государственно-частного партнерства (ГЧП). Об этом заявил директор департамента минэкономразвития РФ Игорь Коваль на форуме в Туле, посвященном развитию этого направления деятельности. Сейчас в регионах центра России реализуется порядка трехсот таких проектов, две трети которых — концессионные соглашения в ЖКХ. Кроме того, инвесторы стали обращать внимание на музейные и усадебные комплексы, объекты высокотехнологичной медицины и социального обслуживания населения. Не остается в стороне и транспортная сфера.

Корреспонденты «РГ» выяснили, какие наиболее значимые задачи решаются на местах в рамках ГЧП и с какими трудностями приходится сталкиваться при их реализации.

Концессионеры, вперед!

Основным инструментом ГЧП в жилищно-коммунальной сфере стало заключение концессионных договоров. Муниципалитет объявляет конкурс на концессию, скажем, водопроводного хозяйства.

Победитель получает право распоряжаться всей имеющейся инфраструктурой по своему усмотрению. При этом ему запрещено продавать, передавать или сдавать в аренду полученное имущество. Оно продолжает находиться в муниципальной собственности. Инвестор же получает возможность зарабатывать на нем, но при этом он обязан вложить собственные средства в модернизацию предприятия.

По мнению заместителя председателя правительства Орловской области Сергея Филатова, это взаимовыгодное сотрудничество. Водопровод и канализация в большинстве районов были построены сразу после Великой Отечественной. Они обветшали, а на замену труб, насосов и прочего оборудования у коммунальщиков не хватает средств. Инвестор в рамках ГЧП должен модернизировать сети. Взамен ему предоставят значительные преференции, в том числе налоговые льготы. Он сам будет оказывать коммунальные услуги местным жителям, зарабатывая на платежах населения. При этом регулирование тарифов по-прежнему останется за властями. Аналогичные проекты планируют запустить и в отношении тепловых хозяйств.

— Концессионные соглашения заключены уже в семи из 27 муниципалитетов, еще в семи объявлены конкурсы, — рассказывает Сергей Филатов. — Первостепенное значение имеет концессионный проект в сфере теплоснабжения Орла. Также мы заинтересованы в комплексной модернизации муниципального «Орелводоканала».

В Смоленской области также намерены передать в концессию системы водоснабжения — в районных центрах Дорогобуж и Ярцево. Подготовка этого проекта ведется совместно с Российской ассоциацией водоснабжения и водоотведения. Власти гарантируют, что привлечение частных инвестиций не приведет к увеличению тарифной нагрузки на население, а соответствующее имущество останется муниципальным. Инвестор будет заниматься модернизацией инфраструктуры и управлять ею в течение 10-15 лет. Считается, что окупить свои затраты он сможет путем эффективного управления имуществом.

Воронежские власти планируют до конца года заключить три концессионных соглашения с компаниями, которые будут модернизировать сети водоснабжения в сельских районах. Общий объем вложений оценивается в 2,5 миллиарда рублей. Хотя не все так просто. Как сообщили в областном «Агентстве по инвестициям и стратегическим проектам», сложности в привлечении бизнеса нередко связаны с кредитованием. Есть банки, которые готовы выдавать «длинные» деньги, но размер займа должен составлять несколько миллиардов. А на инфраструктурные проекты в районах нужно, допустим, 300-400 миллионов, которые окупятся через 20-30 лет.

Снести и достроить

В Орле в формате ГЧП реализуют программу переселения граждан из ветхого и аварийного жилья. Напомним, что финансируется она на паях из бюджетов разного уровня. Однако из-за разницы в площади квартир в «приговоренных» к сносу домах и новостройках возникают проблемы. Чиновникам приходится искать дополнительные финансовые средства. Ведь цена квартиры в новостройке и «бараке» заметно отличается, а тратить лишнее из казны запрещено законом.

Выход власти нашли в ГЧП. Они утверждают проект развития застроенной территории, в который включают ветхие и аварийные дома. Затем проводят конкурс для застройщиков. Победитель получает право снести «бараки» и возвести жилые высотки. Инвестор обычно сам договаривается с расселяемыми жильцами. Они либо сразу получают квартиру, купленную инвестором на вторичном рынке, либо им дают жилье в высотке, которую возводят на месте снесенного дома. Большинство выбирает первый вариант, поскольку им попросту негде жить в ожидании сдачи нового дома в эксплуатацию. Но в итоге довольны оказываются все. На сегодняшний день в Орле реализовано уже три таких проекта. В ближайшее время объявят еще семь конкурсов.

В том же формате предполагается завершить долгострой в самом центре Смоленска. Одна из поликлиник областного центра, обслуживающая достаточно большой район в 42 тысячи жителей, на протяжении долгих лет работает в двух зданиях, расположенных на существенном расстоянии. Участковые терапевты трудятся в одном из них, целый ряд специалистов — в другом, трехэтажном, довоенной постройки. О необходимости расширить здание на улице Коммунистической в городе говорили много лет, и в 2008 году стало известно о начале строительства пристройки, которая позволит всем сотрудникам поликлиники собраться в одном месте. Оно действительно началось, но быстро остановилось из-за неразберихи в имущественных вопросах. В декабре прошлого года администрация Смоленской области объявила, что завершать строительство, оснащать его необходимым медицинским оборудованием, искать и обучать будет частная компания. Участие государства в этом проекте будет выражаться в оплате медицинских услуг, оказываемых населению, за счет средств территориального Фонда обязательного медицинского страхования. К работам предполагается приступить в этом году.

Вложились в здоровье

Вообще внимание капитала к медицинским проектам растет — как правило, высокотехнологичным. Так, с 2012 года в Воронеже и других городах региона открылось четыре центра гемодиализа — расходы на их оснащение, обучение и содержание персонала взял на себя «Нефрологический экспертный совет». Там принимают пациентов по направлениям из государственных клиник — за счет ФОМС. Больным из сельской местности больше не приходится кататься за 200-300 километров в Воронеж и жить там неделю ради процедур на аппарате «искусственная почка».

Банки готовы давать «длинные» деньги, но размер займа должен составлять несколько миллиардов

— В систему нефрологической помощи региона мы вложили уже полмиллиарда рублей. Работаем по ОМС, это накладывает ограничения по расходам — крутимся, чтобы выполнять показатели по количеству и качеству услуг, — отметил главврач воронежского филиала «Нефросовета» Владимир Яцун. — Стандарты оказания услуг для частных и бюджетных медучреждений не отличаются: приказы минздрава одни для всех. Но бизнес более гибок, он может формировать свое штатное расписание, вводить материальные стимулы для сотрудников, чтобы те лучше работали, выбирать эффективные управленческие технологии.

Аналогичным образом сотрудничает с частным центром диагностики и лечения раковых заболеваний областной онкодиспансер.

— Иногда для постановки диагноза или проведения операций требуется оборудование, которого в бюджетных учреждениях нет. Например, позитронно-эмиссионный компьютерный томограф или «кибернож» для лучевой терапии. Они дорого стоят и требуют больших затрат на обслуживание. Тот же «нож» — это отдельное помещение, регулярное тестирование (не говорю уже о ремонте). Цена вопроса — 35 миллионов в год. Нам куда выгоднее покупать соответствующие услуги в частном центре. Для пациента это бесплатно, — пояснил главный онколог региона Иван Мошуров.

Проехать, пройти, взлететь

В Тульской области в рамках государственно-частного партнерства реализуются крупные инфраструктурные проекты. Среди них — возведение моста в областном центре и строительство автодороги между федеральными трассами М-2 и М-4. Последний значительно улучшит дорожную инфраструктуру в регионе и существенно повлияет на логистику в ЦФО. В Воронежской области бизнес и власть ведут реконструкцию федеральной трассы М-4 «Дон», где вложения должны окупиться за счет взимания платы за проезд.

Пожалуй, самым ярким примером государственно-частного партнерства в Брянске стала реконструкция набережной. Она сильно обветшала за последние десятилетия, превратившись из украшения города в его позор. Безденежье заставило чиновников обратиться к предпринимателям. Пока откликнулся только владелец группы строительных компаний Алексей Кубарев, который для начала пожертвует на благоустройство набережной 12 миллионов рублей. Впрочем, он уже сам понимает, что расходы вырастут.

— Поначалу на эти деньги мы предполагали только вымостить Славянскую площадь плиткой, но потом пришлось заняться установкой светильников и лавочек, а теперь реконструируется и фонтан, — сообщил Алексей Кубарев.

В администрации Советского района Брянска обсудили эскизы благоустройства. Пригласили чиновников различных ведомств. Здесь и выяснилось, что денег недостаточно для того, чтобы реконструкция началась. Нужно множество согласований с природоохранными и другими ведомствами. Но строители готовы сделать городу подарок — первые 292 метра обновленной береговой линии. Пока идут творческие споры о том, как должен выглядеть фонтан и эстетичны ли фонари, которые предлагают установить на берегу Десны. Власти Советского района понимают, что инвестора нельзя обидеть или спугнуть бюрократическими проволочками. Глава администрации Советского района Алексей Колесников заверил, что лично готов ходить по кабинетам и согласовывать бумаги.

В мае 2016 года было заключено соглашение с инвестором о создании центра малой авиации на базе аэродрома Орешково в поселке Воротынск Калужской области. На территории аэродрома планируется разместить музейный комплекс с возможностью выполнения демонстрационных полетов и организации различных авиационных праздников и мероприятий. Здесь же создадут центр военно-патриотического воспитания молодежи и развития авиационных видов спорта, будут обучать техническим дисциплинам учащихся школ и кадетских корпусов.

Что сдерживает бизнес

Долгая окупаемость крупных инфраструктурных проектов частенько охлаждает пыл инвесторов. Вдобавок из-за тарифного регулирования в бизнес-планы закладывается низкая рентабельность — тогда как госкомпании-монополисты в той же сфере ЖКХ привыкли к 200 процентам прибыли.

— Любые деньги имеют стоимость, и бизнес сравнивает выгоду от ГЧП и от других направлений инвестирования. Сегодня в проектах, предполагающих партнерство с властями, финансовая окупаемость неочевидна, — подчеркивает замдиректора воронежского филиала ПАО «Ростелеком» Андрей Горбань.

На «сырость» инвестпроектов для ГЧП указывают и банкиры: нужно четко представлять, какой коммерческий эффект даст постройка, например, детсада, который перейдет в собственность города.

— Стандартный бизнес-подход здесь неприменим: инвестор все просчитывает и видит убытки. В городах с населением до 200 тысяч человек окупить модернизацию инфраструктуры невозможно. Поэтому при реконструкции сетей водоснабжения из федерального бюджета могут вложить 60 процентов стоимости проекта, еще 20 процентов добавит регион. Частнику остается добавить немного и — эффективно эксплуатировать объекты, — заключил директор центра развития муниципально-частного партнерства в Воронеже Игорь Лотков.

Некоторые идеи сотрудничества бизнеса и власти не подходят под сам формат государственно-частного партнерства. Так, сеть оптик «Точка зрения» предлагает на условиях концессии открыть в Воронеже центр оптометрии, чтобы обучать современным методам врачей, которые подбирают очки, а в перспективе — создать производство линз и оправ (которые почти на сто процентов завозятся из-за рубежа). Но для этого необязательно строить капитальный объект — а именно он по закону является «ядром» любого ГЧП.

Источник: rg.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *