Жители самого старого здания в Воронеже уже отчаялись дождаться переселения

dsc_2690Дом купца Гарденина не ремонтировали 60 лет

Дом №12 на улице Фабричная «трещит по швам». Обшарпанный фасад, выцветшая крыша, потрескавшиеся от времени рамы – все это великолепие в оживлённой части города. Буквально два шага до Петровского сквера и набережной. На углу здания красуется табличка «Дом П.Н Гарденина».

Речь идёт об объекте культурного наследия федерального значения. Каменное здание 1735 года постройки считается одним из самых старых домов Воронежа. Его первым владельцем был Потап Гарденин – основатель династии суконных фабрикатов.

Снести дом нельзя — памятники худо-бедно, но всё-таки защищают. На реставрацию при этом у города денег не нашлось. Так и стоит особо ценный объект в запущенном состоянии, постепенно разрушается. Всё бы ничего, может и подождал бы дом пару-тройку лет, только в его стенах, как ни странно, до сих пор живут люди.

— Ко всему привыкаешь, и в бараках как-то живут, — вздыхают местные жители.

В доме восемь коммунальных квартир, в которых ютятся 26 человек. Они уже не первый год ждут переселения, но праздничный день, кажется, никогда не наступит. Как оказалось, жильцы стали заложниками ситуации. Обычно ветхие дома сносят, на их месте возводят новые, там же собственникам дают квартиры. Однако в этом случае так поступить нельзя – объект культурного наследия должны отреставрировать.

— Наши квартиры признали негодными для проживания ещё в 2010 году. Тогда городские власти пообещали, что нас переселят до декабря 2012 года. Было постановление правительства. Уже 2015, а мы до сих пор тут живём, — рассказывает местная жительница Нина Богданова. – Когда сроки прошли, мы начали писать во все возможные инстанции. Получили отписку, что нас включили в программу переселения до 2017 года.

Признать целое здание аварийным по закону невозможно, поэтому непригодными считаются только жилые помещения, то есть квартиры. Сам дом за годы своего существования использовался для различных назначений. Там в разное время располагались больница, дом престарелых, детский дом.

В советское время из здания планировали сделать музей. В результате проект сыграл в ящик. В 70-ых годах прошлого века, комнаты стали предоставлять военным, в качестве временного жилья. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Люди живут под крышей, которая не видела капитального ремонта уже 60 лет.

— У нас лет 20 уже нет горячей воды, а санузел, общий на несколько квартир, находится в плачевном состоянии. Заменить сантехнику нельзя – стены слишком хрупкие, — вздыхает местная жительница. – Плохо дело обстоит и с потолками. Когда ко мне приходят гости, они восхищаются: «какие высокие потолки, какие красивые». Но когда куски побелки сыплются на голову, о красоте не думаешь. Белить бесполезно, крыша течёт, всего через несколько недель, от косметического ремонта и следа не остаётся.

Зимой дом отапливается, но периодически трубы прорываются. Да и старенькие окна все в дырках.

— Мы даже рамы не можем себе поменять. Я когда-то хотела поставить пластиковые окна. Приехали рабочие, посмотрели. В итоге развели руками, сказали, что здесь для начала стены надо поменять, а уже потом рамы, — продолжила Нина Богданова. – Что мы своими силами не пытались сделать, всё разрушается. Это понятно, кирпич уже как труха.

При этом в доме много пенсионеров, которым нужен покой и уют. Есть семья с маленькими детьми, младшей дочке ещё и года нет.

Местная жительница вспомнила, что несколько лет назад домом заинтересовались инвесторы. Они были готовы расселить людей, предложили им квартиры. Жильцы с готовностью согласились, условия были более чем приемлемые. Потом оказалось, что проект требует неподъёмных затрат, от него в результате отказались.

В 2013 году отреставрировать здание хотел меценат Владимир Бубнов. Он подготовил проект, не раз заявлял об этом властям. Для реализации идеи мэрия должна была расселить жильцов, чего, естественно, сделано не было. Сейчас и Бубнов молчит.

Есть у жителей и ещё одна беда. Вокруг дома растёт много деревьев. Липы и тополя по праву могут называться старожилами. Правда, при сильном ветре ветки летят на дом, разбивают окна. С такой проблемой обитатели здания сталкивались уже не раз.

— Я живу в доме с 1978 года, уже тогда деревья были высокими. Недавно упали ветки липы, перекрыли вход в подъезд. Всё уже убрали, но если вдруг ураган будет, то опять полетят, — продолжила Нина Ивановна. – Прямо над крышей нависает тополь. Мы опасаемся, что он тоже упадёт. В начале июня отломился сук и упал на машину, которая стояла под окнами. Лобовое стекло разбилось. Мы тогда вызвали МЧС. Приехали, посмотрели, сказали, что надо в Управу заявление писать, чтобы дерево выкорчевали.

В ГО ЧС по Воронежу нам рассказали, что 1 июня, действительно, на место выезжала бригада. Деревья не сухие, но ветки отвалиться могут. Только, пока с ними ничего сделать нельзя.

— К дому не может проехать спецтехника, мешает газовая труба, — пояснили интернет-газете «Время Воронежа» в пресс-службе ГО ЧС по Воронежу.

В мэрии нас заверили, что с проблемой знакомы. Вопрос пытаются решить, но точные сроки назвать затрудняются.

— Так как аварийными признаны только квартиры, а не дом в целом, он не попал под федеральную программу расселения по185 федеральному закону, — рассказали в мэрии. – До 2017 года могут расселить только несколько квартир, но попадут ли жильцы в программу пока не известно. Сейчас администрация занимается поиском инвесторов. Работа в этом направлении идёт. Но, так как нужны большие деньги, обозначить сроки сложно.

Источник: vrntimes.ru

Материалы по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *