Почему у нас не будет ЖКХ как в Европе

IMG_20141021_154943Эпитеты к аббревиатуре ЖКХ сродни жаргону из триллера. «Черная дыра», «расстрельные должности», «трубное дело», «упыри-монополисты». Что не так со словом из трех букв, рассказал сопредседатель Союза потребителей России Анатолий Голов.

Наше ЖКХ — это вам не рынок. А жаль.

Расходы российского бюджета на ЖКХ сопоставимы с расходами на оборону и превышают затраты на правоохранительную деятельность, госбезопасность и госуправление. При этом рядовые граждане живут хуже и хуже, а платят больше и больше.

Сопредседатель Союза потребителей России, член Комиссии по правам человека при президенте России, экс-депутат Госдумы Анатолий Голов проблемами ЖКХ и правами потребителей жилищно-коммунальных услуг занимается давно. ОК-inform попросил его поделиться своими мыслями на самую злободневную тему российского общества.

— Основная проблема — крайне низкая эффективность системы ЖКХ. При колоссальных деньгах, которые мы платим, эффективность нулевая. Считайте: в Санкт-Петербурге 120 млн кв. метров жилья. Только на текущий ремонт мы отдаем с квадратного метра 5 рублей 08 копеек. Умножаем 120 млн на 5 рублей. Получается, что только на текущий ремонт в месяц мы выделяем 600 млн рублей. В год — 7,2 млрд рублей. Однако где следы этих денег?

— И где? В пресловутом «воруют»?

— Воровство, конечно, тоже присутствует. Но реально так происходит потому, что в ЖКХ нет рыночных отношений. Нормальные рыночные отношения состоят в том, что человек, допустим, приходит в магазин за колбасой. Он знает ее цену, он может ее попробовать и даже взвесить на контрольных весах. И, если понравится, купить. Или он пойдет в другой магазин за другой колбасой. А в ЖКХ система другая. Вам что-то делают, вы платите, но вам никто ничего не показывает, не дает пробовать и не отчитывается, что сделано за ваши деньги.

 — Но мы же можем проверить, вымыта ли лестница или вывезен мусор?

— Это можем, горячая или холодная вода идет — тоже можем. Даже лифты можем, поскольку это транспорт повышенной опасности и, случись что, следует уголовная ответственность. Но там, где огромное количество работ, которые мы не видим и не знаем, проверить, что на самом деле делается, мы не можем. Тот же текущий ремонт: вы не знаете, что было запланировано и что конкретно сделано. И узнать это практически невозможно.

 — Но ведь существует выбор управляющих компаний. Если одна не нравится — можно выбрать другую.

— На рынке есть ключевые принципиальные моменты. Есть выбор, да. Но это не единственное. Если нет сдачи работ — то нет рыночных отношений. Без ответственности получается обязаловка. И вот именно обязаловка является одной из ключевых проблем в сфере ЖКХ. И эти проблемы цепляют одна другую. Низкая эффективность требует инвестиций. А так как нет доверия, никто в эту систему не вкладывается — зачем, все равно украдут.

— Но так можно сказать о любой сфере рынка.

— Действительно, ЖКХ не исключение. У нас в любой сфере деньги уходят, а не приходят. Вообще там, где государство регулирует тарифы, они (тарифы) растут быстрее инфляции. Если вы посмотрите на инфляцию за последние 10 лет и тарифы, то выяснится, что тарифы выросли более чем вдвое по сравнению с инфляцией. Сколько ни платим — тариф растет и ничего не меняется. Дело в том, что государство играет не на нашей стороне и не выступает арбитром в споре.

 — Почему? Трудно поверить, что государство делает что-то назло своим гражданам…

— А потому, что все — государственное. Газ, вода, электроэнергия, тепло… Так на чьей стороне ему, государству, быть? Сейчас государство пытается доказать, что самые богатые — это мы с вами. Каждый собственник квартиры — как минимум миллионер. Нефти в Санкт-Петербурге нет, уголь тоже трудно добыть. Так где деньги государству брать, как не с нас? Поэтому все ориентировано на увеличение поборов. Например, плата за капремонт. Это никакая не плата, а скрытый налог. Потому что вы за что-то платите, а вам, возможно, когда-нибудь что-нибудь как-нибудь сделают. Поэтому назвать это возвратным платежом невозможно. Государство не заинтересовано ни в снижении тарифов, ни в повышении эффективности всего. Оно в одном заинтересовано: собрать с нас деньги.

— Как-то грустно все это. Так что делать?

— Идеальная ситуация должна быть такой: надо изменить правила, чтобы ключевым было «нет оплаты без сдачи работ». То есть за каждую копейку надо отчитаться. Да, формально они как-то отчитываются. Но вы попробуйте эти отчеты получить! Управы на жилищников нет. Я сейчас занимаюсь судьбой одной петербурженки, которая попыталась разобраться в этих вопросах. Так ей просто отключили канализацию.

 — А прокуратура?

— А прокуратура скажет, что это не ее дело, потому что это спор хозяйствующих субъектов. Жилинспекция тоже государственная структура. Я считаю, что государство должно изменить подход в принципе. Оно должно уйти с поля как игрок и стать арбитром. Оно должно устанавливать правила, которые будут рыночными: без сдачи работ нет денег. И государство должно стоять над схваткой.

Государство заинтересовано в том, чтобы у нас были проблемы с ЖКХ

 — Вы пока не говорите про коррупцию, которая стала почти синонимом ЖКХ.

— Вот пример. На общем собрании жильцов решили установить пластиковые окна. Нашли фирму, которая готова была установить эти окна за 600 тысяч рублей. А управляющая компания объявила тендер, где победила другая фирма, которая предложила окна за 1 миллион. А когда жильцы поинтересовались у той фирмы, что дешевле, там рассказали, что управляющая компания сразу же потребовала 100 тысяч отката, а «там посмотрим». У нас вся система на коррупции. Возьмите те же кровли оскандалившиеся, которые после ремонта начали течь сильнее, чем до ремонта. Просто ЖКХ как капля воды отражает все пороки.

 — Нет выхода?

— Без изменения правил — нет. Сейчас ты должен заплатить или будешь должником. Ты должен доказывать, что работы не проводились, а не наоборот. Ты должен установить счетчики воды и доказывать, что брал столько-то, а не тебе должны доказывать. И ремонтировать, устанавливать тоже должен за свой счет. Но вы ведь в магазин со своими весами не ходите, правильно? Не мы должны доказывать, а нам должны. Вся система перевернута с ног на голову. Потому что они — монополисты и государство на их стороне.

 — А есть та счастливая страна, где все правильно и где ЖКХ — не черная дыра?

— Мне нравится опыт, например, Англии. Там несколько поставщиков электроэнергии. Да, сеть одна, но ты сам выбираешь, у кого купить и по какому тарифу. Германия: там ветряки, солнечные батареи. Они работают днем, и энергия сливается в общую сеть по дневному тарифу, а вечером граждане ее берут по ночному, более дешевому.

— У нас, мне кажется, такое невозможно. У нас даже солнца нет столько…

— Все у нас возможно, мы же не идиоты! Я просто говорю об отношении к людям. Наши законы абсолютно не стимулируют энергосбережение и энергоэффективность, потому что они не стимулируют уничтожение монополиста. Нам не нужны все эти «Ленэнерго», ТЭК, сети. Наша мечта — чтобы не было их вообще. И мир идет к этому. Вспомните, каким монополистом раньше была ПТС — Петербургская телефонная сеть. И где она теперь, когда появились разные мобильные операторы? Она мне вообще не нужна, и я их услугами не пользуюсь.

 — Можно выжить без монополистов?

— Газ, вода — нельзя. Вторую трубу самостоятельно к дому не проведешь. Но должен быть разный подход. Тарифы для монополистов устанавливает государство, которому эти монополисты принадлежат. А нужна система, когда монополист отчитывается перед обществом публично, без всякой коммерческой тайны. В большинстве стран ключевые решения принимают, причем с участием потребителей, коллегиальные органы, а не государство. А у нас потребителя не спрашивают. Например, в Свердловской области попытались обязать жителей скинуться на строительство котельной (это так называемая «инвестиционная составляющая»). И чтобы некая фирма «Рога и копыта» построила эту котельную. Чтобы потом сказать, что деньги пошли на «инвестиционную составляющую». Экономически эта система абсурдна.

 — И как вы рассчитываете все это менять?

— Должна быть политическая воля. Государство должно встать на нашу сторону. Если нет — так и будем продолжать бесконечно платить.

 Огонь, вода и горячие трубы

 — Вице-губернатор Владимир Лавленцев недавно, отвечая на вопрос ОК-inform, назвал пять ключевых проблем петербургского ЖКХ: тепловые сети, сети водоснабжения и водоотведения, качество услуг управляющих компаний, вывоз мусора в общегородском масштабе (перегруженность мусорного полигона) и отсутствие паспортов домов, то есть отсутствие достоверной информации по жилфонду. Вы согласны с этим?

— Трубы не могут работать вечно даже в очень крепком доме. И кровля не может. И лифты. Лавленцев прав. Неправда в другом. Государство говорит: ты плати — а мы сделаем. Вместо рыночных отношений: мы (государство) устанавливаем контроль над техническим состоянием дома, а вы (собственники) обязаны сделать капремонт. Но государство будет помогать, выступая, например, гарантом по кредитам для управляющих компаний и субсидировать процентную ставку. А у нас стремятся просто накопить. А копить в нашей стране — это бред сумасшедшего.

 — Минстрой вводит лицензирование управляющих компаний. Как вы считаете, это повысит эффективность их работы?

— Это полный бред, и подобное мы проходили уже, например, с туризмом. Это очередная чиновничья придумка, и я с Михаилом Менем, с которым мы давно знакомы, спорил по этому поводу. Никаких серьезных действий они и не собираются предпринимать. Лицензирование — это не решение проблем, а способ найти козла отпущения. Чтобы было кого потом выпороть. В Петербурге, например, еще какой-то выбор УК есть. А чуть дальше, например, в Сертолово? Там одна УК, и если ее лишат лицензии, то другой уже не найдут. И эти очередные чиновничьи придумки, которые лягут на наш карман.

 — Хорошо, а что надо сделать с теми же УК?

— Надо вводить страхование ответственности, как и в туризме. Нам нужна не лицензия, она нужна чиновнику. Нам нужна качественная услуга. И если компания не устраивает, нужна другая компания.

— Но другие побоятся войти в этот рынок…

— Другого варианта нет. Другие появятся, если государство не будет мешать бизнесу. Но туда действительно никто не придет, пока власть играет против нас. Надо понимать, что проблемы ЖКХ — это следствие проблем страны. Я не слышал, чтобы власти во Франции или Германии занимались подготовкой жилья к зиме. Пока не изменится принципиальное отношение, пока власть не отойдет, оставив только функции контроля, ничего не изменится.

Источник: ok-inform.ru

Материалы по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *