Государство отсеет управляющие компании с сомнительной репутацией

В 2018 году вступили в силу поправки в законодательство, которые должны повысить надежность управления многоквартирными домами. Что ожидать работающему в сфере ЖКХ бизнесу, рассказал директор департамента государственного жилищного и строительного надзора Свердловской области Алексей Россолов.

Алексей Петрович, не секрет, что на рынке управления многоквартирными домами очень высокая конкуренция, поэтому некоторые управляющие компании создают «клонов» — юрлица, которым в случаях финансовых затруднений передается жилфонд. Когда закончится чехарда?

Алексей Россолов: Мы неоднократно привлекали внимание правоохранительных органов к этой проблеме, предлагали перенять опыт банков, где фирменное наименование обязательно согласовывается с лицензирующим органом. Наконец нас услышали. Более того, законодатель пошел дальше и сформулировал новое требование как к соискателям, так и к лицензиатам: фирменное наименование не должно полностью совпадать или быть схожим до степени смешения с названием управляющей организации, у которой право управления многоквартирными домами возникло ранее.

Всем «клонам» дано шесть месяцев, чтобы внести изменения в учредительные документы и переоформить лицензии. По истечении этого срока последуют меры реагирования, в том числе проверки и привлечение к административной ответственности. Кто не выполнит предписание добровольно, будет исключен из реестра. Даже если собственники квартир на общем собрании проголосуют за «сохранение» управляющей организации, департамент подаст ходатайство в региональную лицензионную комиссию, и лицензия аннулируется через суд.

Помимо «клонов» в реестрах много «пустышек» — УК, у которых вообще нет домов в управлении. Зачем их создают? Не для того ли, чтобы в один прекрасный день выставить квитанции, собрать деньги граждан и исчезнуть с ними?

Алексей Россолов: Да, проблема существует. К примеру, в реестре Свердловской области 139 из 588 управляющих компаний не имеют жилфонда. Идея ограничить их деятельность обсуждалась достаточно давно. Теперь департамент может обратиться в лицензионную комиссию, если информация об управлении домами в реестре отсутствует более полугода. Все 139 компаний поставлены на контроль. Не приступят к работе до июля — мы начнем аннулировать лицензии.

Сколько УК в регионе лишились лицензий до 2018 года?

Алексей Россолов: Ни одной. Эту процедуру инициировали очень редко, ведь в суд можно было обратиться, только если за год принудительно исключалось из реестра более 15 процентов управляемого жилфонда в пересчете на метры. А чтобы «вычеркнуть» конкретный дом, вообще нужно было дважды привлечь УК к административной ответственности. И все равно за гражданами оставалось право сохранить ее, что они, как правило, и делали, поэтому процедура аннулирования приостанавливалась.

Собственники и сегодня могут проголосовать за прежнюю УК, но расширились полномочия Госжилнадзора: теперь мы можем исключать весь жилфонд из управления, если лицензиат нарушил системообразующие требования или, допустим, у директора имеется судимость либо нет квалификационного аттестата. Достаточно одного неисполненного предписания по таким фактам — и заявление об аннулировании лицензии направляется в суд.

Когда УК признана банкротом в суде, можно исключить из реестра все ее дома и аннулировать лицензию

Схожие полномочия появились в отношении злостных уклонистов от проверок. Если за год компания будет привлечена за это к ответственности более трех раз, то из реестра исключается либо весь жилфонд, либо часть — зависит от причин правонарушения.

Также изменено регулирование в отношении банкротов. Когда УК признана банкротом в суде, мы вправе исключить из реестра все ее дома и аннулировать лицензию. Это позволит муниципалитетам быстрее инициировать общие собрания собственников или открытые конкурсы, то есть не прерывать управление жилфондом. Работа в отношении банкротов уже начата, первые результаты будут видны месяца через два.

Двойные квитанции — еще один бич сферы ЖКХ. УК таким образом пытаются переманить жильцов к себе, а по сути вгоняют в долги перед поставщиками ресурсов. Как это можно прекратить правовыми методами? Может быть, изменить порядок ведения реестра?

Алексей Россолов: В целом порядок ведения реестра в 2018-м не изменился, но откорректирован с учетом сложившейся практики. В частности, законодательно закреплено, что УК имеет право оказывать работы и услуги и, соответственно, выставлять за них плату только при условии, что многоквартирный дом включен в реестр лицензий. В противном случае ей грозит немалый штраф — 250 тысяч рублей на юрлицо. Право выставлять квитанции жильцам прекращается вместе с внесением изменений в реестр. За исключением случаев, когда замены компании-лицензиату нет.

Поможет ли это справиться с фальсификацией протоколов общих собраний, на основании которых обновляется реестр?

Алексей Россолов: Радует, что депутаты услышали мнения практиков: с 2018 года все оригиналы протоколов общих собраний и бюллетеней голосования собственников должны направляться в Госжилстройнадзор. Да, это не отображено в порядке ведения реестра лицензий, там по-прежнему упоминаются копии документов, но все, кто управляет многоквартирными домами, обязаны сдавать на хранение в департамент именно подлинники.

При этом хочется обратить внимание всех УК и ТСЖ: инициативные группы жильцов вам тоже должны передавать подлинники материалов общих собраний. Зачем приступать к управлению домом, если вы не удостоверились в волеизъявлении собственников?

В 2016-2017 годах мы получили более ста отказов в возбуждении уголовных дел именно потому, что не было оригиналов протоколов и бюллетеней. Надеемся, что с этого года наше взаимодействие с правоохранительными органами выйдет на новый уровень, а реальная угроза привлечения к уголовной ответственности остановит массовую фальсификацию.

Источник: rg.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *