Глава Минстроя Михаил Мень — о богатых должниках, новых аварийных домах и росте тарифов

Минстрой «нарисовал» портрет типичного должника за свет, газ и воду. И он почти полностью совпал с недавними выкладками Федеральной службы судебных приставов. Одними из самых злостных неплательщиков оказались люди состоятельные.

Парадокс? Не более чем другое явление: строительство жилья падает, а ипотека дешевеет, стремительно растет число взятых жилищных кредитов. Почему так происходит, «Российской газете» рассказал министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаил Мень. А также о том, что делать, если рядом с вашим новым домом не построили, как обещали, детский сад, магазин и прочую очень нужную инфраструктуру.

Михаил Александрович, судебные приставы уверяют, что самые большие коммунальные долги им приходится взыскивать в богатых регионах. В среднем на одного должника приходится по 53 тысячи недоимки. В регионах с меньшими бюджетами — от 9 до 14 тысяч.

Михаил Мень: Мы изучали портрет неплательщика. Как правило, это либо асоциальные категории, либо владельцы инвестиционных квартир. Люди покупают их на будущее -для детей или чтобы сохранить свои средства. Это нормально. Люди верят в недвижимость, это хорошо. Но если они думают — я здесь не живу, зачем платить? — то возникают проблемы. Дом отапливается, обслуживается, подъезд убирают и так далее — конечно, за эти услуги надо платить. Кстати, самыми ответственными плательщиками являются наши пенсионеры.

И каков общий долг по коммуналке в стране?

В любом регионе власти могут освободить на пять лет от взносов на капремонт жильцов в новостройках

Михаил Мень: Объем общей задолженности сейчас составляет 1,34 триллиона рублей, из них долги населения 645 миллиардов рублей. Это примерно половина. И в сообщении судебных приставов, скорее всего, речь идет обо всех должниках: физических и юридических лицах. Жители в основном очень дисциплинированно платят за ЖКХ. Среди них лишь 6 процентов имеют долги по жилищно-коммунальным услугам. Правда, в последнее время эта цифра ухудшилась, раньше среди населения было 4 процента неплательщиков.

Убрать посредников

Так кто же попал во вторую группу неплательщиков, кто эти юрлица?

Михаил Мень: Это долги посредников, например, управляющих компаний. Мы надеемся, что решим эту проблему, устранив посредников между гражданами как потребителями коммунальных услуг и ресурсоснабжающими компаниями. Это позволит снизить размер долгов за поставленные ресурсы.

В Госдуме сейчас два законопроекта, которые позволят жильцам заключать прямые договоры с ресурсоснабжающими организациями. Минстрой какую из этих инициатив поддерживает?

Михаил Мень: У нас есть собственный законопроект. Он сейчас обсуждается на площадке правительства. Основным предметом дискуссии было то, что во многих регионах, например, в Москве, хорошо работают ЕИРЦ. И изменение системы расчетов за коммунальные услуги не должно разрушить эту систему. Мы нашли решение, при котором регион имеет возможность сохранить работающую схему расчетов, но в любом случае средства на счета управляющих компаний не попадают. Детали сможем раскрыть, когда документ пройдет все стадии согласования в правительстве. Он может быть рассмотрен в Госдуме в осеннюю сессию.

Накапало

Когда были введены платежи на капремонт, многие отказывались их платить. Как сейчас?

Михаил Мень: Сегодня потребители увидели эффективность систем капитального ремонта, у нас собираемость платежей составляет порядка 87 процентов и по сравнению с 2015 годом она выросла на 8,5 процента. В 15 регионах собираемость взносов превысила 90 процентов. Кроме того, темпы проведения ремонтов в 2016 году по сравнению с 2015 годом выросли в два раза. Это очень хороший результат. Это говорит о том, что поменялось отношение людей. Если два года назад к нам обращались с вопросами, зачем это нужно, то теперь обращения уже другого порядка. Они касаются конструктивных вещей, контроля над тем, как расходуются деньги, очередности ремонтов.

Сейчас регионы сами следят за выполнением капремонта на своей территории. Но скоро этим займется минстрой. Почему?

Михаил Мень: Мы видим, что регионы с капремонтом справляются. Но хотим сделать лучше муниципальные практики по капремонту, нам важно видеть картину по стране, но при этом не вмешиваясь в работу регионов. Речь идет только о контроле и отчетности.

Красноярские депутаты недавно предложили освободить покупателей квартир в новостройках от взносов на капремонт в течение пяти лет. Говорят, столько действует гарантия от застройщика. Это исключительно местная инициатива?

Михаил Мень: Мы дали такую возможность всем региональным законодателям еще в 2015 году. У них есть право выбора, и это один из примеров, когда депутаты пошли именно этим путем. Жилищным кодексом в этой части предусмотрена только верхняя граница, что «каникулы по уплате взносов» не должны превышать 5 лет, что как раз и является гарантийным периодом от застройщика.

А вы как считаете, надо другим регионам поступить, как в Красноярске?

Михаил Мень: Это их право. Хотя мы не очень приветствуем эту практику. Потому что владельцы квартир в новостройках, если начинают платить сразу, к моменту, когда дом будет требовать капремонта, смогут сделать его в нужных объемах и с лучшими технологиями, особенно, если решат копить на спецсчете дома. К примеру, замена одного лифта обойдется примерно в миллион, его еще накопить нужно.
Ну и, если посмотреть глобально, то платежи с момента сдачи дома оправданы. В общий «котел» сбрасываются все, и более нуждающимся ремонт делают первым за счет этих средств. А потом подходит очередь домов более поздней постройки.

Сейчас мы запустили программу по кредитованию капремонта. Это позволяет обеспечить совсем другое качество жизни людям сейчас, а потом они уже платежами по капремонту рассчитываются по этим кредитам. Неплохо пошла такая программа по замене лифтов. Наши заводы по производству лифтов пошли навстречу, они предоставляют товарный кредит, что позволяет менять лифты по всей стране.

Но сами жители по этим кредитам не платят?

Михаил Мень: Нет. Этим занимаются региональные операторы. За счет собранных взносов они погашают товарный кредит. В проекте по ускоренной замене лифтового оборудования уже более 20 регионов подтвердили свое участие. Мы посчитали, что за несколько лет сможем обновить лифтовое хозяйство и дать работу нашим заводам-производителям. И все это без серьезного задействования бюджетных средств.

Ипотека в ударе

В этом году интересная ситуация сложилась. У нас объемы жилищного строительства падают, а ипотечное кредитование растет. Почему это происходит?

Михаил Мень: Незначительное снижение объемов ввода индустриального жилья связано с тем, что в этом году вводятся те дома, строительство которых начиналось в острую фазу экономического кризиса 2015 года. В тот момент достраивали предыдущие объекты и откладывали начало строительства новых. При этом отметим, что стандартное жилье (эконом-класс) третий год показывает рост во многом благодаря многочисленным федеральным программам по жилищному стимулированию.

Что касается ипотеки, то здесь совместными усилиями минстроя и Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) удалось добиться значительного снижения ставки и соответственно роста ипотечного кредитования. Напомню, почти два года подряд по решению правительства России мы софинансировали ипотечную ставку на покупку жилья на первичном рынке, чтобы сохранить доверие к институту ипотеки и поддержать жилищный строительный сектор.

Средняя ставка по ипотеке сегодня рекордно низкая: 10,9% на первичном рынке и 11,5% — на вторичном

В результате, на 1 июня объем выданных кредитов увеличился на 11,7 процента по сравнению с прошлым годом, а количество выросло на 5 процентов. А к примеру, если сравнивать май 2016 и 2017 года, то рост взятых ипотечных кредитов составил 28 процентов. При этом средняя ставка продолжает снижаться, сегодня она достигла рекордно низкого уровня: 10,9 процента на первичном рынке, 11,5 процента — на вторичном.

Но люди выбирают не только квадратные метры, но и среду, в которой хотят жить. Садики, школы, дороги и парки. Но не всегда буклет в отделе продаж соответствует действительности. Как отстоять свои интересы?

Михаил Мень: При покупке нужно обязательно смотреть тот инвестиционный контракт, который заключен с регионом. Застройщики должны показывать подобного рода документы и рассказывать об инвестиционных планах. Там всегда указываются, какие социальные объекты запланированы рядом с домами и как будет выглядеть общественная среда микрорайона. Не везде социальные объекты строит застройщик. Инвесторы в регионах, где цена квадратного метра высокая, делают это. Но это может быть 5-6 регионов, не больше. В остальных строит государство.

С этого года 20 миллиардов рублей заложено в бюджет на программу стимулирования жилищного строительства. Мы в 32 регионах реализуем 60 проектов, это строительство внутриквартальных дорог, детских садов, поликлиник, школ в строящихся микрорайонах. У субъектов не хватает денег на эти объекты, у застройщиков тоже. Это главный вызов сегодняшнего дня. Если не поддерживать региональных застройщиков и власти, то могут замедлиться объемы ввода жилья.

Тарифы: истина посередине

С 1 июля произошло повышение тарифов ЖКХ. Конечно, многие хотели бы, чтобы тарифы не повышались вообще. Такое возможно?

Михаил Мень: Тарифами у нас занимается ФАС. Но, конечно, мы участвуем в этом процессе. Есть два полюса мнений о формировании тарифа. Первый: нужно заморозить их в том состоянии, в котором они есть. Другая радикальная точка зрения заключается в том, чтобы тарифы отпустить и сделать их максимально рыночными. Вроде бы логичное предложение, и большинство стран с давней рыночной экономикой так живут.

Жизненный опыт подсказывает, что истина где-то посередине. Мы сейчас ограничиваем совокупный рост коммунального тарифа, ведь для потребителя в первую очередь важно, что в платежке стоит в графе «итого». Вот эту цифру мы не даем повышать выше индекса совокупного платежа за коммунальные услуги — все годы существования Минстроя России этот рост ниже инфляции. В этом году в среднем по стране он равен 4 процентам, это самое низкое повышение за последние пять лет.

Индекс дифференцирован по субъектам РФ. Где-то повышение платежей может составить 3 процента, а где-то 5. Сегодня эта схема работает эффективно. Во всяком случае, последние два года мы видим, что пиковых скачков коммунальных платежей по регионам не наблюдается.

У региона нет возможности превысить этот предельный индекс?

Михаил Мень: Обоснованность повышения тарифов выше индекса роста совокупного платежа может быть только одна — это инвестиции в модернизацию. Например, появление услуг, которых раньше не было в платежном документе, допустим, не был муниципалитет газифицирован. И вот в нем появился газ, а вместе с этим и платежи граждан за газ. Другой вариант, когда пришел концессионер и готов повысить качество услуг или ресурсов. Простой пример, в населенном пункте вода идет с примесью железа. Приходит концессионер и говорит, что готов построить за три года станцию, которая решит эту проблему. Для этого на три года нужно будет поднять тарифы. Три года платим повышенные тарифы и получаем чистую воду.

Но это именно отдельные примеры. В абсолютном большинстве случаев тариф повышается в соответствии с индексом роста совокупного платежа. Подчеркну лишь то, что речь идет именно о коммунальных тарифах (вода, газ, свет), за жилищные услуги (домофон, уборка двора, текущий ремонт и т.д.) жители платят в зависимости от решений собственников жилья с управляющей компанией. Государство в этот процесс, как правило, не вмешивается. Здесь жители могут сами влиять на тарифы на общедомовых собраниях.

Источник: rg.ru

Материалы по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *