Алла Голованова: «Коммунальные проблемы можно и нужно решать мирным путем»

Руководитель Воронежской региональной общественной организации «ЖКХ – территория партнерства» Алла Голованова рассказала, зачем Воронежу нужны общественные организации по защите прав потребителей в сфере ЖКХ и в чём заключается их деятельность. А также объяснила, почему ТСЖ – не лучшая форма управления многоквартирным домом.

– Алла Владимировна, «ЖКХ – территория партнерства» была создана в 2014 году. Чем был продиктована необходимость её появления в нашем городе, тем более что на тот момент в Воронеже уже существовал ряд подобных организаций? С конкуренцией не столкнулись?

– В Воронеже общественных организаций, реально осуществляющих свою деятельность, очень мало. Из трёх тысяч зарегистрированных в Управлении Минюста по Воронежской области действительно работают не более 10%, а тех, что трудятся в сфере ЖКХ, – единицы. То есть данное направление не то, чтобы не занято, – оно не развито.

И у воронежцев, которые столкнулись с жилищными проблемами, есть три варианта: обратиться в Роспотребнадзор, Государственную жилищную инспекцию или в общественную организацию. Первые два ведомства сегодня буквально завалены заявлениями и жалобами от населения, рассматривают обращения не менее месяца. Мы же работаем каждый день с 9 до 18 часов, принимаем как жителей города, так и области; сразу на месте думаем, как человеку помочь; подсказываем, есть ли смысл обращаться в органы власти, прокуратуру. Иногда решить тот или иной вопрос можно простым телефонным разговором с руководством той управляющей компании, по чьей вине возникла проблема.

Учитывая то, что мы работаем в миллионном городе, мы, по определению, не можем быть конкурентами друг другу. Полагаю, даже все вместе взятые общественные организации не смогут решить всех проблем, которые сегодня накопились у населения в сфере ЖКХ. Поэтому без дела мы не сидим, люди к нам идут, и нередко они воспринимают нас как последнюю надежду.

– У общественной организации есть больше возможностей или так называемых рычагов воздействия на управляющие компании и поставщиков ресурсов, чем у простого гражданина?

– Насколько у нас больше возможностей или полномочий, сказать сложно. Конечно, заставить управляющую компанию лучше работать мы не можем. Но, по закону, мы имеем право представлять в судах интересы неопределенного круга лиц и, соответственно, писать от своего имени запросы в органы государственной власти. Возможно, наше обращение чуть весомее, но каких-либо приоритетов при его рассмотрении нет. Основная наша деятельность все-таки заключается в консультативной помощи. Ведь людям порой бывает сложно сориентироваться, с какой жалобой куда именно обращаться. Поэтому человек, пришедший к нам в офис или даже просто позвонивший по телефону, может получить подробное разъяснение о том, как ему действовать в конкретной ситуации.

– С какими проблемами к вам обращаются чаще всего?

– В последнее время самыми популярными стали вопросы, связанные с начислениями платы за жилищно-коммунальные услуги. У всех на слуху нашумевшие сейчас расходы на ОДН, которые выставляют управляющие организации. К сожалению, в реализации нового закона, который обязывает УК оплачивать из своего кармана сверхнормативы по общедомовым показателям, еще много пробелов…

Жалуются люди на работу УК в целом, спрашивают у нас – как заставить организации работать. Но, к сожалению, единого решения этой проблемы сейчас нет. Собственники квартир вправе получать качественные услуги, за которые они платят, и коммунальщики обязаны их предоставлять. Выстраивание партнерских взаимоотношений между жильцами МКД и управляющей организацией – задача нелегкая, но стоящая того. Ведь взаимодействовать с УК только посредством жалоб в контрольно-надзорные органы – неэффективно, энерго- и моральнозатратно. Менять УК, на мой взгляд, – крайняя мера.

Кстати, именно за помощью по смене УК или созданию на доме ТСЖ к нам всё чаще стали обращаться жители воронежских многоэтажек. Так, совсем недавно ко мне пришли жители дома № 15 по улице Иркутская с просьбой помочь провести общее собрание собственников. Этот дом долгие годы обслуживала нашумевшая в последнее время компания «Стройтрест2П», которая объявила себя банкротом, а на самом деле просто «переобулась», создав новую УК «Город». Жильцы с Иркутской, 15 случайно обнаружили, что их дом стала обслуживать новая управляющая компания, которую они не выбирали. К тому же эта «укашка» значительно увеличила тариф по первой строке. Собственники квартир приняли решение отказаться от услуг «Города», выбрали УК «АВА-Кров». Мы помогли воронежцам составить необходимый пакет документов, разъяснили все нюансы при смене УК. Жильцы даже пригласили меня на собрание в качестве моральной поддержки. Такое доверие людей, безусловно, приятно. Как правило, на собраниях я стараюсь разъяснять собственникам их права и обязанности.

– Правда ли, что ТСЖ как форма управления многоквартирным домом является лучшим вариантом для жителей многоэтажек?

– Немного поправлю: сегодня уже нет определения «товарищество собственников жилья». Правильнее говорить ТСН – товарищество собственников недвижимости. Но суть от этого, в общем-то, не меняется. Сказать однозначно, что это лучший вариант для многоквартирных домов, – нельзя. Знаю, что мои коллеги из других общественных организаций очень ратуют за создание на многоквартирных домах ТСН. Я же отношусь к такой форме управления настороженно, считаю, что это далеко не панацея. Мне известны лишь единицы многоквартирных домов в нашем городе, на которых данная форма управления себя оправдала. И в то же время я знаю множество ТСН, правление которых некомпетентно. На момент создания товарищества руководители не имели опыта и необходимых знаний, а приобретали их уже в процессе обслуживания дома, так сказать, набивали шишки фактически за счет остальных собственников.

А так называемое «ленивое ТСЖ» вообще не имеет ничего общего с формой управления МКД. Это всего лишь промежуточное звено для смены УК, а по сути – законный способ рейдерского захвата дома. Этим пользуются недобросовестные УК.

Случился у меня однажды интересный разговор с жительницей – председателем правления ТСН на одном многоквартирном доме. По договору управления, дом обслуживает УК. Ее работой жители недовольны. Я поинтересовалась, зачем на доме в принципе создавалось товарищество, если фактически домом занимается управляющая компания. Ответ женщины меня удивил: «А как же тогда бы наш дом перешел из предыдущей УК в нынешнюю? Жильцы не стали бы голосовать сразу за смену УК. А вот когда мы предложили создать ТСЖ, все согласись».

— То есть собственники больше доверяют ТСН, но не знают, как организована его работа?

– Да, получается, что так. Это свидетельствует даже о большем – собственники квартир вообще слабо представляют, что такое УК и ТСН, в чём их разница. Или просто не хотят вникать в вопросы управления домом. Видимо, им кто-то где-то подсказал, что, создав товарищество, им будет проще сменить УК, а все коммунальные проблемы исчезнут сами собой. Но это не так.

Я стала дальше интересоваться у своей собеседницы – а какие, собственно, цели она как председатель правления ТСН преследовала, когда создавала такое, по сути – «ленивое», товарищество. – Мы хотели контролировать работу УК, – заявила Алла Голованова.

– И как, получается контролировать?

– Не особо. По факту ничего не изменилось. Как и из предыдущей УК, нам приходится вытягивать всю информацию и из новой, ведь деньги-то с жильцов по договору собирают они, – честно призналась она.

Правильно, потому что при такой форме управления домом, когда ТСЖ заключает договор управления с УК, сама суть товарищества теряется, его работы нет. Оно никаким образом не облегчает и не делает прозрачной систему управления домом. Вот и хватаются потом люди за головы, когда начинают понимать истинное положение дел, но ликвидировать ТСН гораздо сложнее, чем его создать.

– Вы отметили, что рынок общественных организаций, работающих в сфере ЖКХ, в нашем регионе не развит. Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы изменить это?

– Будучи участницей всевозможных мероприятий – «круглых столов», заседаний, дискуссий по проблемам в сфере ЖКХ, – я заметила, что на них не хватает конструктива. Складывается ощущение, что главная цель этих встреч – создать шумиху вокруг какой-то одной темы или проблемы, привлечь к ней внимание и призвать население бороться и отстаивать свои права. За всем этим я не вижу реальной помощи людям. Мне кажется, если бы каждая общественная организация больше занималась решением конкретной проблемы конкретного человека, пользы от ее работы было бы значительно больше.

Но важен и другой аспект. Именно на нас, общественниках, лежит главная задача – научить людей не только пользоваться своими правами в сфере жилищного законодательства, но и привить чувство ответственности за содержание своего имущества. Советского Союза уже давно нет, но у наших граждан еще осталось ощущение того, что им кто-то что-то должен. С такими убеждениями я сталкиваюсь постоянно. Люди еще не научились мыслить как собственники, как хозяйственники. И мы работаем и в этом направлении, пытаемся донести до жильцов, что у них есть не только права, но и обязанности.

Зачастую люди, по незнанию, питают ложные надежды, что им кто-то что-то обязан сделать в их доме (речь идет именно о многоквартирных домах). Сами же собственники – бездействуют. Например, игнорируют общее собрание, а порой и вообще ведут себя вызывающе – мусорный пакет до контейнера донести не могут. К сожалению, работа моих коллег из других общественных организаций построена в большей степени на принципах борьбы, противостояний, то есть они призывают собственников бороться с УК либо просто менять е1. Но это не всегда выход из положения. Мы выступаем за конструктивное взаимодействие. Поэтому к нам обращаются не только жители многоквартирных домов, но и представители УК и ТСН, как правило – не очень крупных, у которых нет возможности содержать в своем штате юристов. Они хотят честно трудиться на этом рынке, но у них не хватает информации, знаний и опыта.

Источник: communa.ru

Материалы по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *